Приветствую Вас Гость | Сегодня Понедельник, 23.10.2017, 13:31 | RSS
Главная | Форум | О сайте | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Базовые представления [2]
О смысле жизни, нравственности, ценностных предпочтениях
Газета"Коммунист"

НЕЙРОСОЦ – мир будушего!

Главная » Статьи » Основы советского мировоззрения » Базовые представления

Что такое коллективизм?
Сегодняшнюю беседу мы посвятим знакомству с важнейшим принципом жизни и деятельности людей – КОЛЛЕКТИВИЗМОМ, являющимся одним из основополагающих принципов советской идеологии и морали. Мы обсудим очень интересные вопросы: что такое КОЛЛЕКТИВИЗМ? почему он представляется нам огромной ценностью? почему он является одной из основных черт советского менталитета? Мы поищем корни коллективизма в советском «национальном» характере. Мы также скажем несколько слов о, так сказать, «правом» антиподе коллективизма - индивидуализме и «левом» антиподе - псевдо-коллективизме, «стадности».

Как легко догадаться, любая ценность на то и ценность, что обладание ею, приобщение к ней, погружение в неё, другие взаимоотношения человека с ценностью всегда вызывают у него положительные эмоции.

Начнём знакомство с коллективизмом через его антипод – индивидуализм. Что такое индивидуализм, каков внутренний мир человека, о котором можно сказать, что он – индивидуалист? Главная, пожалуй, особенность индивидуалиста заключается в том, что он придаёт малое значение тому, что находится за пределами его «Я». Такой человек в своих интересах, в своей жизнедеятельности замыкается, в основном, только на себя. Остальной мир – это как бы приложение к его персональному миру, и существует этот остальной мир в его представлении, как правило, только до тех пор, пока жив он сам.

Неправильно думать, что индивидуалист – это обязательно человек, живущий только ради потребления «товаров и услуг». Среди индивидуалистов много и покорителей природы, рискующих жизнью в различных пионерских проектах, и любителей экстремальных видов деятельности, и просто людей с повышенной тягой к самоутверждению в среде коллег. А жажда самоутверждения – это естественная, внутренне присущая человеку потребность. И современная цивилизация – в научном, техническом, культурном отношении – во многом обязана людям индивидуалистического склада.

Однако давайте рассмотрим, каковы отрицательные стороны индивидуализма, какие радости в своей жизни недополучают люди, ведущие, так сказать, индивидуалистический образ жизни.

Как известно, жизнь – сложная штука. В ней много горя, личных неудач, разочарований, поражений, потерь. И в обществе индивидуалистов, где каждый придает значение и испытывает интерес, в основном, к тому, что находится в пределах его «Я», люди в своей трудной жизни получают мало утешения, поддержки от общества. Преувеличенное представление индивидуума о самом себе означает: всякая жизненная неудача – моя вина. А это отравляет жизнь.

Совсем иная картина наблюдается в обществе коллективистов. Здесь коллектив поддерживает каждого из своих товарищей в случае потери близкого ему человека, какого-то другого несчастья или даже обычной житейской неприятности. И отрицательные эмоции отдельного человека как бы распределяются на большое число людей, и вдруг возникшая беспомощность индивидуума не превращается в безнадёжность.

Но коллективизм – это не только «изобретение» для взаимоподдержки при неблаго-приятных житейских обстоятельствах. Сильнейшим положительным свойством коллективизма является то, что он неожиданно порождает один интереснейший чувственный феномен. Послушайте высказывания людей, которым посчастливилось «пережить» это удивительное чувство.

Три года назад  на Украине произошла так называемая «оранжевая революция». Я общался со знакомыми, которые были в те дни на Майдане. Вот как выражено их общее впечатление от тех событий:
«Никогда я не видел такого душевного подъёма и такого родственного отношения людей друг к другу, как во время этих событий. И, наверное, никогда больше не увижу».
А вот выдержка из одного полученного нами письма:

«…Более того, знаки перехода сознания человека на качественно новый уровень стали уже видны даже невооруженным взглядом. Так, например, в рассказах людей, участвовавших в таких событиях, как бархатная революция в Праге в 1989 г., всеобщая забастовка во Франции в 1995 г., гражданское восстание в Аргентине в конце 2001 г., аварийное отключение электроэнергии и, соответственно, городского освещения в Нью-Йорке в 2002 г., отчетливо прослеживаются общие черты: «время вдруг остановилось», «необъяснимая радость быть всем вместе», «чувство, как будто между людьми в одночасье исчезли все барьеры», «сплошная солидарность». Эти явления свойственны так называемым расширенным состояниям сознания, которые, как известно, сопровождаются исчезновением страха и чувством единения с социумом. Состояния, традиционно относящиеся к личному опыту мистиков, верующих во время молитв или людей, пребывающих в экстремальных условиях (например, космонавтов в невесомости), начинают проявляться в коллективном сознании при определенных условиях…»

Из этих двух цитат можно заключить, что мы имеем дело с неким психологическим феноменом, возникающим во время единения людей, решающих какую-то общую задачу. При этом «наблюдается тенденция к интеграции индивидуальностей на более высокий уровень целого (по закону общего развития В.Соловьева), переход от Я к МЫ, сохраняя при этом, и даже умножая внутреннее многообразие…»

И возникающие при этом положительные эмоции вполне правомерно объявить ценностями, которые могли бы занять своё место в списке ценностей советской цивилизации. Впрочем, коллективизм всегда в советские времена считался одной из основных советских ценностей, и очень хорошо, что нынче ему подоспело и психологическое обоснование.

К обоснованию ценности коллективизма можно подойти и с другой стороны. Как мы уже знаем, современный советский взгляд на смысл жизни исходит из того, что главное предназначение человека, разумной материи вообще – гармонизация систем. То есть, человеку вечно противостоит враждебная ему косная материя. Может ли он выдерживать это противостояние в одиночку как индивидуалист? До каких-то пределов ему это иногда удаётся. Вспомним примеры одиночных покорений гималайских «восьмитысячников», одиночные кругосветные плавания. Однако даже при самой буйной фантазии невозможно себе представить, например, одиночные космические полёты на другие планеты. То есть, крупнейшие цивилизационные проблемы можно решать только задействовав мощь коллективов, где каждый человек исполняет отведённую ему функцию.

(Хотя, заметим в скобках, у адептов индивидуализма немного иная точка зрения:

«…при сверхвысоком развитии космотехники возможен индивидуальный космопоиск. Личность, оторванная от своего коллектива геометрически, не будет оторвана психологически и информационно. Это во многом будет обусловлено развитием техники связи, что, в свою очередь, значительно увеличит творческий потенциал такого индивидуального исследователя. Фактически за его спиной будет стоять вся его цивилизация! При полном же отрыве от коллектива своей цивилизации увеличивается риск исследований, понижается творческий потенциал личности»).

Но почему коллективизм мы считаем именно советской ценностью? Если внимательно присмотреться к досоветскому, внесовет-скому, нынешнему постсоветскому окружающему миру, то можно заметить, что это «мир отчуждения». То есть, в мире, в соответствии с какими-то объективными законами, отчуждение людей друг от друга преобладает над солидарностью. Особенно откровенно это проявляется в нынешнем, окружающем нас обществе, для которого печально известный принцип «человек человеку – волк» постепенно обретает реальные черты. «По-новому» воспитанные люди при первой же материальной возможности строят вокруг своих домов капитальные высокие глухие заборы, материализуя этим индивидуалистиче-ский принцип «мой дом – моя крепость». Такие же высокие заборы всё чаще отделяют друг от друга и души людские. Жажда соперничества, индивидуального успеха у многих несоветских людей явно превалирует над стремлением к солидарности.

С рождением на планете советской цивилизации впервые в человеческой истории сделана успешная попытка приблизиться к идеалу общественных отношений - преодолеть, снять отчуждённость людей друг от друга и построить качественно новые человеческие отношения («человек человеку – друг, товарищ и брат»). Выражаясь современным языком, это была попытка разотчуждения (освобождения от отчуждения), это был прорыв в мир солидарности!

Новое, неотчужденное отношение к миру и новые, неотчуждённые отношения в миру стали жизненным принципом многих советских людей и породили ту колоссальную духовную общественную энергию, которая задала ход советской истории, обеспечила наполненность советской культуры, стала той материальной силой, которая победила мировой фашизм и «подняла» страну после страшной войны.

Коллективизм, неприятие межчеловече-ской отчуждённости стали основной составляющей нового цивилизационного феномена - так называемого «советского духа».

«Советский дух» как важнейшая черта советского «национального» характера возник не только из общности борьбы советских людей против мира отчуждения, но и, что гораздо важнее, из радости его совместного преодоления, из радости сотворения, созидания своей и одновременно общей (не значит одинаковой!) для всех жизни.

Интересно в связи с этим воспоминание С.Эйзенштейна о «неповторимой и незабываемой атмосфере», царившей в нашей стране в среде творческой интеллигенции в 20-е годы:

«Кругом бурлит великолепная творческая напряженность двадцатых годов. Она разбегается безумием молодых побегов сума-сшедшей выдумки, бредовых затей, безудержной смелости. И все это в бешеном желании выразить каким-то новым путем, каким-то новым образом переживаемое».

Кстати, нетрудно заметить, что такое понятие как радость совместного созидания сегодня полностью выпало из жизни едва ли не всех социальных групп постсоветского общества, да и вообще само это понятие практически не встречается в современной постсоветской публицистике.

Советская идеология поставила перед собой архитрудную задачу: вдохновить нашего человека на преодоление психологии отчуждения, воспитать резко отрицательное к нему отношение. Причём, речь идёт об отчуждении любого рода - от социального до эстетического, отчуждении – ко всему: к обиженной дворняге, к Родине, к незнакомой старухе, к поломанному дереву. «Нет чужих детей, людей, собак…»

Можно долго говорить, что такое неотчужденное отношение, но достаточно вспомнить лишь один фрагмент из незабываемого советского грузинского фильма «Отец солдата», в котором его главный герой (в блестящем исполнении Серго Закариадзе), старик с неповторимыми глазами (разве такое можно сыграть!), припав к земле, со слезами, шепотом и нежностью, как дитятку, утешает раненную танком (войной!) виноградную лозу.

К сожалению, это чудесное состояние души (её «всейная» проникновенность) уже в период 70-80-х гг. чаще встречалось в книгах и фильмах, чем в жизни.

Но откуда вообще взялся в советском «национальном» характере удивительный феномен – коллективизм? Есть много оснований считать, что корни его находятся в глубинах русского менталитета, который, по мнению многих, является в значительной мере предтечей советского менталитета.

Как писал Ф.М.Достоевский в «Подрост-ке», «…У нас создался веками какой-то ещё не виданный высший культурный тип, которого нет в целом мире – тип всемирного боления за всех. Это – тип русский…».

А вот высказывание Н.Бердяева: «Русские более социабельны…, более склонны и более способны к общению, чем люди западной цивилизации. У русских нет условности в общении. У них есть потребность видеть не только друзей, но и хороших знакомых, делиться с ними мыслями и переживаниями, спорить».

Мы начали знакомство с коллективизмом с его «правого» антипода – индивидуализма. Было бы справедливо сказать несколько слов и о его «левом» антиподе – «стадности».

Снова обратимся к Н.Бердяеву:

«…Но есть и другой коллективизм. Это «безответственный» коллективизм, который диктует человеку необходимость «быть как все». Русский человек утопает в таком коллективизме, он чувствует себя погруженным в коллектив. Отсюда недостаток личного достоинства и нетерпимость к тем, кто не такой, как остальные, кто благодаря своему труду и способностям имеет право на большее».

По мысли Бердяева, «высокий тип братства людей» - «коллективизм духовный», «духовная соборность». За таким коллективизмом будущее.

В будущие времена, когда люди станут ещё больше ассоциированы для совместного познания природы, для дальнейшей гармонизации своей жизни, коллективизм, наряду с другими советскими ценностями, займёт в мировой иерархии идеалов и ценностей подобающее ему достойное место. Ведь совмест-ное познание мира более эффективно, чем познание мира по одиночке: при достижении резонанса при творческом взаимодействии личностей друг с другом коллектив обладает бОльшим потенциалом, чем сумма творче-ских потенциалов каждой из этих личностей вне коллектива. Возможно, при исключительно высоком развитии в обществе коллективистского начала широко распространится новая, бессловесная форма передачи информации. Но это уже из области фантастики.
Арис Лински

 

Примечание. В работе над публикацией широко использовался источник - работа Л.А.Булавки «Советская культура как идеальное коммунизма», опубликованная в Интернете.

Категория: Базовые представления | Добавил: Арис_Лински (17.04.2008)
Просмотров: 4691
Поиск
Советский плакат

Наш опрос
После развала СССР народ Украины стал стабильно и стремительно сокращаться. В чем причина?
Всего ответов: 609

Левые сайты

Полезные ссылки

Статистика

Copyright Sovetia © 2017Сайт управляется системой uCoz